Про грязь

Эта история случилась много лет назад.
 
Женя и я искали съёмную квартиру в районе метро Ипподром. 
 
До этого мы жили в однокомнатной у метро Лыбедская, наша хозяйка всю жизнь поработала в СИЗО на Лукьяновском, поэтому первые числа, когда нужно было отдавать за жильё, всегда были колоритными и полны историй из мгм.. практики уголовного кодекса.
 
Ещё там жил Анатолий, пинчер размером со спичечный коробок.  Он быстро-быстро семенил ножками и, говорят, я сама не слышала, тявкал. Иногда он влетал в нашу квартиру аккурат, когда я из неё выходила. Мы очень боялись наступить на него.
 
Но к поискам нового жилья нас подтолкнул ни пинчер, ни тюремщица, ни даже вечно сломанный лифт. Нет. Мы решили съехать, когда обнаружили, что в подъезде живёт бультерьер по имени Ира. Это было выше моих сил.
 
Ира! Ко мне!
 
Ира! Не гавкай!
 
Ира! Не ссы здесь.
 
Так началась эпопея с поисками другой съемной квартиры. Чтобы больше места, парк рядом и удобная инфраструктура.
 
И вот однажды заходим смотреть одну на улице Якубовского. Шикарный вид из окна, балкон, много света, много воздуха, и просторная кухня с удобным уголком.
 
А в быту моя слабость – плиты.
 
В этой квартире была отличная плита, немецкая, с электродуховкой, большими комфорками, я прямо облизнулась.
 
Гуся буду готовить.
 
Пироги печь.
 
На вертеле!
 
В самозабвении подхожу к будущему очагу, начинаю крутить крутилки, нажимать кнопочки, открываю туда-сюда створку духовки, затем наклоняюсь и выдвигаю ящик под ней, знаете внизу часто есть отделение, чтобы хранить решетки, на которых готовишь, или посуду.
 
Выдвигаю ящик, а там…
 
Чужая.
Старая.
Зелёного цвета.
Заплесневелая пицца.
 
И тогда в моих ушах раздался тот самый голос из подъезда:
“Ира, не ссы здесь.”.
 
Послесловие.

Я часто рассказываю в блоге о том, как важна для моей работы в библиотеке внимательность к деталям. 
 
Вот же она, мать её.