История про лифт

Мой папа обожает кино про Штирлица.

Это сильно повлияло на мою жизнь и продолжает догонять даже здесь – в Филадельфии, несмотря на то, что мы не виделись и не разговаривали друг с другом семь лет.

Я все время чувствую себя на грани провала.

Вот, например, относительно свежий (двухгодичный) случай из жизни.

Я в библиотеке в департаменте редких книг. Он находится на третьем этаже, над ним только крыша с террасой, оттуда вид на институт имени Франклина и городскую администрацию.

Руками в нитриловых перчатках придерживаю тяжелую железную тележку. Мне нужно развезти артефакты и  разные архивные предметы по другим структурным подразделениям. Что-то в отдел фотографии, что-то в подразделение карт. А вот оригинал письма учредителя библиотеки нужно подвезти к выставочным стендам на первом этаже, письмо участвует в показе.

Задумалась, а тут подьезжает лифт.

Первой входит коллега, чтобы убедиться что никого больше внутри нет и придержать двери. Затем в узкое пространство аккуратно «перетекаю» я и тележка.

Теперь нужно нажать на кнопку, мне на первый.

Стою в замешательстве и смотрю на круглые металлические кнопки и их обозначения.

Есть «B» – это basement, подвал, там я провожу все свои будни. Сухо, темно, старые толстые книги на рабочем столе.

Есть «LD» – это load dock, никогда там не была.

Есть «G» и сразу после кнопка с цифрой «два».

А мне на первый!

Где же эта чертова кнопка?

Поджала губы, нервничаю, слышу как начинает колотиться сердце, и уже колет в кончиках пальцев.

Нет, вы не подумайте, первый этаж в здании есть, я ведь помню как утром заходила сквозь центральные двери, там ещё очередь, а в обед на первом этаже много света и я всегда задерживаюсь рассмотреть силуэты посетителей в перерыв.

Но как туда попасть?

Вызвать службу поддержки по громкоговорителю?

Где на панели цифра «один»?

Тут на себя берет инициативу коллега, протягивает руку и решительно нажимает кнопку “G” – в Америке этаж, находящийся на уровне земли, называют “ground floor”.

«Да», подумал Штирлиц, никогда я еще не был так близок к провалу», знакомьтесь, Штирлиц – это мой внутренний голос.

Поделиться историей с друзьями:

Facebook
Twitter
LinkedIn